РАДУЙТЕСЬ, МОИ ДЕТИ!


Расправив крылья над Баку,
Усталый ветер задремал.
Клубящиеся облака
Сгустились в небе тяжело.
Цвет голубых прозрачных вод,
Цвет юных трав темнее стал.
И вдохновение домой
Меня сурово повлекло.

Машин короткие гудки
Все реже мой тревожат слух,
На улицах и площадях
Толпа рассеялась давно.
Велик наш город,
И широк вечерних развлечений круг:
Кто в клуб спешит, а кто в театр,
В Дворец культуры иль в кино!
Машин короткие гудки
Все реже мой тревожат слух.
И я, склонившись над столом,
Что целый месяц сиротел,
Поэзии высокий мир
Приветить словом захотел.

Чтоб горький ветер не вздыхал,
Пустынным мой увидев дом,
Я строфам сердце отдаю,
Вливаю в них живую кровь, —
Поэзии высокий мир
Хочу приветствовать трудом.
Как долог путь!
Когда б я мог разбить застоя цепи вновь!

Мне сердца не опорожнить,
И жажды мне не утолить.
Творить — вот радости венец!
Извечная моя любовь!
Когда бы мог я наконец
Разбить застоя цепи вновь!
Опять в раздумий светлый мир
Погружена моя душа.
Прислушивается Баку
К биенью сердца моего.
Опять по целине листа
Влачится плуг карандаша, —
К столу приникнув, я пишу,
Пишу, не слыша ничего...
Прислушивается Баку к биенью сердца моего.

Как тихо в комнате моей!
Прервался звонких слов полет!..
Как тихо в комнате моей!
Прервался детский милый смех,
Уснула громкая гармонь,
И скрипка больше не поет, —
Никто не сможет без помех
Проникнуть в чуткий мир детей.
Прервался звонких слов полет...
Как тихо в комнате моей!

Юсуф, палитру взяв и кисть,
Малюет где-то в стороне,
Перебирает мой Юсуф
Свои забавные листки.
К рассказам бабки в полусне,
Прислушиваясь, Айбаниз
Уселась в уголке тахты,
Уткнув головку в кулачки.
И, как котенок,
На руках у нежной матери Вагиф
Свернулся ласковым клубком
И в дреме сладостной притих.
Но почему они молчат,
Мои веселые друзья?
И вдохновенья бурный ток
Не наполняет их сердца?

Мать шепчет им: «Шуметь нельзя,
Мешаете труду отца!
Когда стихи читает он,
Для нас цветет отрады час.
Его неутомимый труд
Пусть вдохновляет, дети, вас!»
Нет, нет, любимые мои!
Отрада ваша так светла, —
Не умолкайте, я хочу
Вас слышать каждый день и миг.
Ведь лег бы на сердце мое
Злой камень, тяжкий, как скала,
Когда б я слышать перестал
Веселый смех детей моих!
Играйте, милые мои!
Веселью вашему хвала!
Я в детстве видел много бед,
Голодных, нищих видел я,
В лачуге, жалкой и сырой,
Слезами обливалась мать,
В слезах явился я на свет.
А вы не знали тяжких лет,
Да и представить трудно вам,
Как грустно юным умирать!
Невесту не видали вы,
Которая в предсмертный миг
Протягивала мне сквозь бред
Объятья рук своих худых...
Ведь вы пришли в прекрасный мир,
Вы в светлом доме родились,
Свобода — вот ваш первый клич,
Большое счастье — ваша жизнь!
И галстук на груди у вас
Пылает он, алей огня.
Я знаю — радостно прожить
Вы сможете и без меня.
И если завтра я умру,
Не станут ваши дни темны:
Полны заботою о вас
Сердца людей моей страны.
Народ могуч, и глубока
Его величья красота,
Богат и добр наш светлый край,
Никто у нас не сирота!
Сдалась проклятая зима
На милость благостной весны, —
Нужды и голода теперь
Не знают родины сыны.
И не стесняйтесь вы меня!
Ведь я не погружусь в покой,
Ведь я покоя не искал,
О жизни не мечтал такой!
Я птицей урагана был,
Забывшей чистую лазурь,
Я в мир пришел под блеск зарниц,
Под злое завыванье бурь.
И, услыхав за цепью гор
Тяжелых жерл угрюмый гром,
Я песней сердце окрылил,
Неукротимым стал орлом.
Шел сквозь огонь, подобно льву,
Цвел надо мной пожар багрян:
Тот не джигит, кто не покрыт
Горячей кровью свежих ран.
Лишь тот, кто сердце, на огне
Расплавив, превратил в снаряд,
Уверен будет, что, как сталь,
Его слова заговорят.
Шумите, милые мои!
Я враг покоя, тишины, —
Дни, промелькнувшие в тиши,
Для сердца моего страшны.
Не сдерживайте голосов!
В ладоши бейте веселей!
Мне видеть хочется всегда
Счастливых, радостных детей!

1949

Перевод на русский – В. Луговского

Библиотека им. Самеда Вургуна >> Произведения >> РАДУЙТЕСЬ, МОИ ДЕТИ!

return_links(); ?>