Полное собрание сочинений в 10 томах.

Заметки по поводу «Проекта вечного мира» Сен-Пьера в изложении Ж.-Ж. Руссо (стр. 254). Дата заметок определяется письмом Е. Н. Орловой, жены генерала М. Ф. Орлова, одного из вождей «Союза Благоденствия», от 23 ноября 1821 г., из Кишинева: «Мы очень часто видим Пушкина, который приходит спорить с мужем о всевозможных предметах. Его теперешний конек — вечный мир аббата Сен-Пьера» («Былое», 1906, № 10, стр. 308). Заголовок в автографе отсутствует.

Аббат Сен-Пьер (1658—1743) — французский просветитель, автор политических проектов, в том числе и «Проекта вечного мира» (1716), основанного на принципах договоренности великих держав. Пушкин пользовался критическим изложением проекта, сделанным Ж.-Ж. Руссо (1760). Руссо, принимая идею «вечного мира», считал ее реально осуществимой лишь в условиях революции, без которой нельзя было бы разрешить «противоречия частных интересов» соперничающих государств. Пушкин, опираясь на суждения Руссо, усматривал в революционной ситуации 1821 г. возможность близкого осуществления принципов «вечного мира».

...un croyant de protestantisme... — В автографе Пушкина эти слова даны в сокращенной записи, расшифровка которой является очень условной. См. об этом в статье М. П. Алексеева «Пушкин и проблема «вечного мира» («Русская литература», 1958, № 3, стр. 17—20).

«Ce qui est utile... à l'humanité» — Эта цитата, отсутствующая в автографе Пушкина, условно включена в заметку как наиболее вероятная.

...mais qu'on nous rend un Henri IV et un Sully... un projet raisonnable... — Руссо имел в виду так называемый «великий план» короля Генриха IV и его министра герцога Сюлли, предлагавших создать союз христианских монархов Западной Европы, направленный против Турции, агрессия которой являлась в то время постоянной угрозой миру.

1) 1. Не может быть, чтобы людям со временем не стала ясна смешная жестокость войны, так же, как им стало ясно рабство, королевская власть и т. п. Они убедятся, что наше предназначение — есть, пить и быть свободными.

2. Так как конституции, — которые являются крупным шагом вперед человеческой мысли, шагом, который не будет единственным, — необходимо стремятся к сокращению численности войск, ибо принцип вооруженной силы прямо противоположен всякой конституционной идее, то возможно, что менее чем через 100 лет не будет уже постоянной армии.

3. Что касается великих страстей и великих воинских талантов, для этого останется гильотина, ибо общество вовсе не склонно любоваться великими замыслами победоносного генерала: у людей довольно других забот, и только ради этого они поставили себя под защиту законов.

Руссо, рассуждающий не так уж плохо для верующего протестанта, говорит в подлинных выражениях: «То, что полезно для народа, возможно ввести в жизнь только силой, так как частные интересы почти всегда этому противоречат. Несомненно, идея вечного мира в настоящее время весьма абсурдный проект; но пусть вернутся Генрих IV и Сюлли, и вечный мир станет снова разумной целью; или точнее: воздадим должное этому прекрасному плану, но утешимся в том, что он не осуществляется, так как это может быть достигнуто лишь средствами жестокими и ужасными для человечества». Ясно, что эти ужасные средства, о которых он говорил, — революция. Но вот они настали. Я знаю, что все эти доводы очень слабы, и свидетельство такого мальчишки, как Руссо, не одержавшего ни одной победишки, не может иметь никакого веса, но спор всегда хорош, так как способствует пищеварению; впрочем, он еще никогда никого не убедил (франц.)

 

Бібліотека ім. О. С. Пушкіна (м. Київ).
Про О.С. Пушкіна

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

return_links(); ?>