Полное собрание сочинений в 10 томах.

В. Ф. Раевскому («Ты прав, мой друг — напрасно я презрел...») (стр. 518). О Раевском см. предыдущее примечание. Новое послание Пушкина является ответом на стихотворение Раевского «Певец в темнице», которое арестованный декабрист вручил И. П. Липранди — их общему знакомому (Липранди удалось встретить Раевского во время прогулки заключенного). Приводим начало стихотворения Раевского:

О мира черного жилец!
Сочти все прошлые минуты,
Быть может, близок твой конец
И перелом судьбины лютой!
Ты знал ли радость? — светлый мир —
Души награду непорочной?
Что составляло твой кумир —
Добро иль гул хвалы непрочной?
Читал ли девы молодой
Любовь во взорах сквозь ресницы?
В усталом сне ее с тобой
Встречал ли яркий луч денницы?
Ты знал ли дружества привет?
Всегда с наружностью холодной
Давал ли друг тебе совет
Стремиться к цели благородной?
. . . . . . . . . . . . . . . . .

И далее:

Я неги не любил душой,
Не знал любви, как страсти нежной,
Не знал друзей, и разум мой
Встревожен мыслию мятежной.

Переходя к томе общественной, Раевский называет «бессмертных имена» — Борецкой (Марфы Посадницы), поборницы политической независимости Новгорода в XV в., Вадима — легендарного предводителя восстания новгородцев в защиту утраченной вольности в IX в. Стихотворение кончается утверждением веры в русский народ:

Но рано ль, поздно ли, опять
Восстанет он с ударом силы!

(Сб. Пушкин. Временник Пушкинской комиссии, М. — Л. 1941, т. 6, стр. 41—50.)

Пушкин не мог ответить так же оптимистически: поэт терял надежды на успех революционного движения, видя раз гром революционных восстаний на Западе. Отсюда — мрачная концовка его стихотворения.

Стихотворение осталось в черновом виде и не было отослано Раевскому.

 

Бібліотека ім. О. С. Пушкіна (м. Київ).
Про О.С. Пушкіна