Полное собрание сочинений в 10 томах.

«Известно буди всем, кто только ходит к нам...» (стр. 348). Четверостишие это является единственным уцелевшим фрагментом из философического романа в прозе шестнадцатилетнего Пушкина, о котором свидетельствует запись в его дневнике 1815 г.: «10 декабря. Вчера написал я третью главу «Фатама, или Разум человеческий», читал ее С. С.» (см. т. 7). «Некоторые из его товарищей, — писал П. В. Анненков, — еще помнят содержание романа «Фатама», написанного по образцу сказок Вольтера. Дело в нем шло о двух стариках, моливших небо даровать им сына, жизнь которого была бы исполнена всех возможных благ. Добрая фея возвещает им, что у них родится сын, который в самый день рождения достигнет возмужалости и вслед за этим почестей, богатства и славы. Старики радуются, но фея полагает условие, говоря, что естественный порядок вещей может быть нарушен, но не уничтожен совершенно: волшебный сын их с годами будет терять свои блага и нисходить к прежнему своему состоянию, переживая вместе с тем года юношества, отрочества и младенчества до тех пор, пока снова очутится в руках их беспомощным ребенком. Моральная сторона сказки состояла в том, что изменение натурального хода вещей никогда не может быть к лучшему» (Сочинения Пушкина, т. I. Материалы для биографии Александра Сергеевича Пушкина. Изд. П. В. Анненкова. СПб. 1855, стр. 24).

Интересную деталь о герое романа сохранил со слов кого-то из товарищей Пушкина другой литературовед прошлого века, В. П. Гаевский; он рассказал о герое романа, что «действительно, родившись, он был чрезвычайно учен, говорил по латыни, и едва выглянул на свет — спросил: «Ubi sum?» (т. е. где я?) («Современник<»>, 1863, июль, № 7, отд. I, стр. 158).

 

Бібліотека ім. О. С. Пушкіна (м. Київ).
Про О.С. Пушкіна