Полное собрание сочинений в 10 томах.

Воспоминание (К Пущину) (стр. 309). В своих «Записках о Пушкине» И. И. Пущин рассказывает о событии, являющемся «ключом к посланию Пушкина»: Пущин, Малиновский и Пушкин устроили пирушку, в которой приняли участие и другие лицеисты. «Дежурный гувернер заметил какое-то необыкновенное оживление, шумливость, беготню. Сказал инспектору. Тут же начались опросы, розыски. Мы трое явились и объявили, что это наше дело и что мы одни виноваты. Исправлявший тогда должность директора профессор Гауеншильд донес министру. Разумовский приехал из Петербурга, вызвал нас из класса и сделал нам формальный строгий выговор. Этим не кончилось — дело поступило на решение конференции. Конференция постановила следующее: 1) две недели стоять на коленях во время утренней и вечерней молитвы, 2) сместить нас на последние места за столом, где мы сидели по поведению, и 3) занести фамилии наши, с прописанием виновности и приговора, в черную книгу, которая должна иметь влияние при выпуске. Первый пункт приговора был выполнен буквально. Второй смягчался по усмотрению начальства... Третий пункт, самый важный, остался без всяких последствий» (И. И. Пущин, Записки о Пушкине, М. 1956, стр. 56—57).

Помнишь ли, мой брат по чаше. — Несколько измененная цитата из стихотворения Батюшкова «Ложный страх».

Педант — Гауеншильд.

Изменяли час похмелья — то есть обнаруживали, выдавали (от французского глагола trahir).

 

Бібліотека ім. О. С. Пушкіна (м. Київ).
Про О.С. Пушкіна