Полное собрание сочинений в 10 томах.

СТАНЦИОННЫЙ СМОТРИТЕЛЬ

Стр. 88. После слов «до последней нитки»:

Приехав на станцию, первая забота моя было поскорее переодеться, вторая — поскорее поехать. «Нет лошадей», — сказал мне смотритель и подал мне книгу в оправдание слов своих. «Как нет лошадей?» — закричал с гневом отчасти притворным («Из записок молодого человека»)1).

Стр. 88. После слов «...вся в покойницу мать»:

Тут вошел мой старый ямщик (т. е. двадцатилетний ямщик, привезший меня; но на большой дороге и стареются-то на почтовых) с требованием на водку; в то время народ не прошивал на чай. Но просвещение, исполински шагнув в последнее десятилетие...2)

Стр. 89. После слов «столь долгого, столь приятного воспоминания» в рукописи:

И теперь при мысли о нем, кажется, вижуее томные глаза, ее вдруг исчезнувшую улыбку, кажется, чувствую теплоту ее дыхания и свежее напечатление губок.

Читатель ведает, что есть несколько родов любовей: любовь чувственная, платоническая, любовь из тщеславия, любовь пятнадцатилетнего сердца и проч., но изо всех — любовь дорожная самая приятная. Влюбившись на одной станции, нечувствительно доезжаешь до другой, а иногда и до третьей. Ничто так не сокращает дороги, и воображение, ничем не развлеченное, вполне наслаждается своими мечтаниями. Любовь безгорестная, любовь беспечная! Она живо занимает нас, не утомляя нашего сердца, и угасает в первом городском трактире.

Первоначальный план повести

Рассуждение о смотрителях. — Вообще люди несчастные и добрые. Приятель мой смотритель вдов. Дочь. Тракт сей уничтожен. Недавно поехал я по нем. Дочери не нашел. История дочери. Любовь к ней писаря. Писарь за нею в П. б., видит ее на гулянье. Возвратясь, находит отца мертвым. Дочь приезжает. Могила за околицей. Еду прочь. Писарь умер. Ямщик мне рассказывает о дочери.

 

Бібліотека ім. О. С. Пушкіна (м. Київ).
Про О.С. Пушкіна