Л.ДОРОШЕНКО


ЗОЯ МИХАЙЛОВНА ГАЙДАЙ

Зоя Михайловна Гайдай — выдающийся мастер украинского советского искусства. За тридцать лет своей творческой деятельности она создала на оперной сцене галерею незабываемых женских образов.
З. Гайдай известна нашему слушателю как талантливая исполнительница камерных произведений русской и западноевропейской классики, советских композиторов, как тонкий интерпретатор народных песен. Ее исполнение отличается высокой музыкальной культурой, хорошим вкусом и большой драматической силой.
Прекрасная певица, замечательная артистка, тонкий художник, человек высокой культуры и чуткий педагог — Зоя Михайловна Гайдай всю силу своего таланта отдает народу.
З. М. Гайдай родилась в Тамбове в 1902 году. Детство и юность ее прошли в Житомире, куда семья переехала, когда девочке исполнилось шесть лет. Отец Зои, Михаил Петрович, был выходцем из крестьянской семьи. С детства он начал петь в хоре, а в зрелые годы посвятил себя преподаванию хорового пения, дирижированию, собиранию и обработке народных песен. Любовь к музыке Михаил Петрович передал дочери.
Уже в раннем возрасте Зоя отличалась незаурядными музыкальными способностями. Учебу в гимназии она совмещала с занятиями в Житомирском музыкальном училище по классу фортепьяно. Здесь девочка получила основы теоретических знаний, изучала русскую и западноевропейскую классику.
В доме Гайдай бывали люди, любящие и глубоко знающие литературу, живопись и особенно музыку. Среди многочисленных гостей самым желанным для Зои был преподаватель музыкального училища Виктор Степанович Косенко, в будущем — один из виднейших украинских композиторов. Он первый разгадал настоящее призвание Гайдай.
Развитию природных способностей и эстетических вкусов Зои благоприятствовало также и то, что музыкальная жизнь Житомира была в то время на довольно высоком уровне. В городе гастролировали коллективы выдающихся певцов. В детстве Гайдай приходилось слышать таких исполнителей, как Швец, Рогинский, Лукашевич, а позже — Донец, Коржевин, Ярославский, Захарова, Скибицкая, Окунева, Монска. Некоторое время в Житомире работал оперный театр, где ставились «Самсон и Далила» Сен-Санса, «Мазепа» и «Пиковая дама» Чайковского. «Паяцы» Леонкавалло и другие.
Уже первые посещения оперных спектаклей произвели на девочку неизгладимое впечатление. Она твердо решила стать оперной артисткой, хотя близкие прочили ей будущее пианистки.
После Великой Октябрьской социалистической революции с невиданной дотоле полнотой начали раскрываться народные таланты. Любительские кружки художественной самодеятельности возникли и в Житомире. М. П. Гайдай организовал хоровую капеллу Волынского губнаробраза, в состав которой вошла и Зоя Михайловна. Около двух лет пела она в капелле.
Но чтобы овладеть вершинами искусства, нужно было еще много и упорно работать. В 1923 году профсоюз работников искусства направил Зою Михайловну на учебу в Киевский музыкально-драматический институт им. Н. В. Лысенко. Здесь она занималась сначала в классе профессора пения Милютиной-Лихачевой, а позднее — профессора Муравьевой.
Вдумчивый, талантливый и требовательный педагог, Елена Александровна Муравьева воспитала плеяду выдающихся певцов и преподавателей вокала. Непременным условием, помогающим артисту создавать глубокие, художественно правдивые образы, она считала не только упорную работу над голосом, но и развитие общей культуры певца. Профессор Муравьева раскрывала ученику содержание исполняемого произведения и помогала ему осознать, что он поет, чтобы понять, как надо петь. Вокально-техническое мастерство Зои Гайдай, выразительность, богатство динамических и тембровых красок, кантилена — все это явилось следствием прекрасной школы Муравьевой, школы широкого дыхания, ясной дикции, чистой вокальной интонации.
Почти все вечера студенты института, особенно класса Муравьевой, проводили в опере или филармонических концертах, а в дни, когда не было занятий, ходили на оркестровые и генеральные репетиции в театр. Администрация института приглашала для встречи с учащимися многих талантливых музыкантов, гастролировавших в то время в Киеве. Среди них были известные пианисты Артур Рубинштейн, Барер, Карло Цекки, Згон Петри, Козадезюс, Игумнов, Нейгауз, скрипач Сигетти, певец Ролланд Хайс, гитарист Сеговия, виолончелист Марешаль, знаменитые дирижеры Оскар Фрид, Малько, Фительберг, Бердяев. Дважды в неделю студенты института слушали игру выдающегося пианиста Н. Беклемишева, виртуозно исполнявшего бессмертные произведения Бетховена, Баха, Моцарта, Листа, Чайковского. С жадностью слушала Зоя Гайдай выступления прекрасных певцов: Неждановой, Собинова, Смирнова, Степановой, Мигая и других.
Еще во время обучения в институте молодая певица начала выступать в концертах и музыкальных радиопередачах. Имя ее становилось все более популярным.
В 1927 году З. Гайдай сдает выпускной государственный экзамен, а с сезона 1928—1929 года она — артистка Киевского театра оперы и балета. 11 октября 1928 года Зоя Михайловна с успехом дебютировала в роли Лиу в опере «Турандот» Дж. Пуччини.
20-ые годы были порой становления украинской советской оперы, проходившего в борьбе с традиционными оперными штампами за художественно полноценные, реалистические спектакли. Жизнь требовала не только новых тем, которые смогли бы рассказать о героическом подвиге народов Советской страны, но и новых форм их воплощения. Огромную роль в этой борьбе сыграла творческая молодежь, в среде которой была и Зоя Михайловна Гайдай.
В первом же сезоне, кроме Лиу, она выступала в партиях Татьяны («Евгений Онегин» П. Чайковского), Маргариты («Фауст» Ш. Гуно), Микаэлы («Кармен» Ж. Визе), Панночки («Майская ночь» Н. Римского-Корсакова), Маши и Прилепы («Пиковая дама» П. Чайковского), Марины («Дума черноморская» Б. Яновского), Елены («Белый рейд» С. Потоцкого).

В следующем сезоне в ее репертуаре были уже Оксана («Ночь под рождество» Н. Римского-Корсакова), Ивонна («Джонни играет» Е. Кшенека), Повариха («Сказка о царе Салтане» Н. Римского-Корсакова) и, наконец, Баттерфлай («Чио-Чио-Сан» Дж. Пуччини).
После двух лет работы в Киеве артистка переходит на сцену Харьковского, тогда столичного, оперного театра. Здесь она выступает в ролях: Розины («Севильский цирюльник» Дж. Россини), Марины («Кармелюк» В. Костенко), Сюзанны («Свадьба Фигаро» В. Моцарта), Ксении («Разлом» В. Фемелиди), Этери («Абессалом и Этери» З. Палиашвили), Эльзы («Лоэнгрин» Р. Вагнера), Марильцы («Тарас Бульба» Н. Лысенко) и др.
В 1933 году с 9 по 24 мая в Москве проходил Первый всесоюзный конкурс музыкальных исполнителей, на котором Зое Гайдай была присуждена первая премия.
B 1934 году Гайдай возвращается в Киев. Ее репертуар продолжает расширяться: Виолетта в «Травиате» Дж. Верди, Снегурочка в одноименной опере Н. Римского-Корсакова, Оксана в «Запорожце за Дунаем» С. Гулака-Артемовского, Наталка в «Наталке Полтавке» Н. Лысенко, Наталья в «Тихом Доне» и Лушка в «Поднятой целине» И. Дзержинского, Тамара в «Демоне» А. Рубинштейна, Маженка в «Проданной невесте» Б. Сметаны, Оксана в «Ночи под рождество» Н. Римского-Корсакова, Дездемона в «Отелло» Дж. Верди, Галька в одноименной опере С. Монюшко и др.
В формировании творческого облика артистки большую роль сыграли заслуженный артист РСФСР И. М. Лапицкий, режиссер М. Г. Дисковский, мастер сценической миниатюры Н. М. Форрегер, народный артист УССР В. Д. Манзий.
Стремясь освободиться от принятого штампа, Гайдай отбрасывает неоправданные жесты, ищет полного ансамбля с партнером. Драматические роли она проводит с большим внутренним напряжением. Интонационная чистота и ритмическая четкость придают ее исполнению легкость и непринужденность.
Обладая лирическим сопрано широкого диапазона, достигающим большой драматической силы, свободно владея верхним регистром, певица легко исполняет и технически сложные колоратурные партии (Розина, Виолетта).



Розина («Севильский цирюльник» Дж. Россини).

Каждая новая роль Гайдай — результат серьезной, упорной работы. Она изучает литературные первоисточники, исторический и этнографический материал, отшлифовывает каждую деталь партии, неутомимо ищет новых вокальных и сценических красок.
Трудоспособность артистки, стремление использовать для работы каждую минуту помогают ей создавать правдивые образы, подсказываемые содержанием роли. Потому так убедительно и жизненно ее поведение на сцене, оправданы каждый жест, каждая интонация.
Одна из любимых партий певицы — Татьяна в «Евгении Онегине» П. Чайковского. Приступая к роли Татьяны, каждая актриса испытывает особое волнение: хочется, чтобы бессмертный образ пушкинского романа, переживший второе рождение в музыке Чайковского, прозвучал с должной силой, чтобы полностью были раскрыты вокальные богатства партии.

На сцене Татьяна — Гайдай. Почти во всей первой картине она подчеркнуто лирична. Она вся во власти своих мыслей и чувств. И даже к неожиданному приезду гостей — Онегина и Ленского — относится совершенно равнодушно.
Но вот Татьяна и Онегин остаются вдвоем. Скучающий юноша ведет светский разговор «ни о чем». Девушка не замечает банальности реплик собеседника: ее захватывает внезапно вспыхнувшее чувство.
Ярко и взволнованно проводит артистка «сцену письма». Сколько разнообразных чувств выражает ее лицо! Здесь и сомнение, и стыд, и всепобеждающий порыв любви. Свободно льется голос певицы, естественно переходя от нежнейшего «пианиссимо» к драматическому «форте». Никакого нажима, никакого «пения ради пения».
Сцена в саду. Холодные нравоучительные сентенции Евгения. И если бы Чайковский не дал Татьяне несколько слов между речитативом и арией Онегина, то и тогда слушатели прочли бы глубокую обиду на ее лице. Сельской мечтательницы больше не существует. В душе девушки произошел перелом.
Слушатель ждет появления новой Татьяны — Татьяны Греминой. Как часто исполнительницы, вполне справляющиеся с первой половиной партии, на балу выглядят бледно и невыразительно. И чувство, внезапно охватившее Онегина, воспринимается как досадная оперная условность.
Но вот появляется Татьяна — Гайдай. Сколько подлинного величия в ее осанке! На быстрые, полные скрытой страсти слова Онегина, она отвечает холодными, вежливыми фразами. И в то же время мы ясно видим, что Татьяна в страшном смятении. Актриса мастерски проводит эту сложнейшую психологическую сцену.
Опера близится к концу. Татьяна дома. Внешне она спокойна. Кажется, что ее не волнует внезапный приход Онегина. С достоинством отклоняет Татьяна — Гайдай страстные мольбы любимого человека. Целомудренно звучит признание: «Я вас люблю...» А вслед за ним неумолимое «Навек прощай!»
Не сразу нашла актриса завершенную музыкальную и драматическую трактовку. От спектакля к спектаклю искала она движения и интонации, которые смогли бы передать характер героини. И поиски увенчались успехом: Татьяна воспринималась слушателями как настоящая русская женщина с присущими ей глубиной чувств и цельностью натуры.
Значительное место в творческой жизни актрисы занимает работа над образом Снегурочки в одноименной опере Н. Римского-Корсакова. В дивной весенней сказке композитор нашел благодарный материал для создания вдохновенного гимна природе, использовав для этого мотивы народного творчества.
Очень удачно был поставлен этот спектакль на сцене Киевского оперного театра. Дирижер А. Пазовский прекрасно передал своеобразие музыки Н. Римского-Корсакова. Режиссер В. Лапицкий не допустил в этом спектакле ни примитивной фантастики, ни лубочности, ни ложной экзотики, к которым легко прийти при постановке оперы, подобной «Снегурочке». Все было сделано с большим вкусом, с подлинной сценической культурой.
Сказочно-поэтичны и в то же время человечески правдивы все герои этой оперы.
Беззаботно, женственно и вместе с тем холодно-бесстрастно поет Снегурочка — Гайдай свою арию «С подружками по ягоды ходить...» — ведь тепло так чуждо дочери Мороза. Но вот она рассказывает родителям о том, что слышала песни Леля. Ее трогательная ариетта «Слыхала я и жаворонков пенье» звучит уже несколько иначе: в сердце Снегурочки пробуждаются человеческие чувства. Прекрасно исполняет Гайдай и ариетту «Как больно здесь, как сердцу тяжко стало» в первом действии.

Отец Мороз, обидел ты Снегурку,
но я возьму у матери Весны
немножечко сердечного тепла,
чтобы чуть ли теплилось сердечко! —

обещает она.
И действительно, во второй картине третьего действия, в сцене в лесу, артистка находит наиболее точные краски для того, чтобы отразить перелом, происходящий в душе Снегурочки и превращающий ее из холодной дочери Мороза в нежно любящую девушку.
Во время Декады украинского искусства в Москве в 1936 году Гайдай пела Снегурочку перед общественностью столицы Советского Союза. Ее вокальное и артистическое мастерство высоко оценила московская печать. «Достойна высшей похвалы и восхищения обаятельная артистка Гайдай, создавшая исключительно тонкий и грациозный образ маленькой, скромной, холодной Снегурочки»,— такова одна из многих характеристик выступления Зои Михайловны в этой роли в Большом театре.
И вслед за нежным, сказочным образом Снегурочки Гайдай создает образ мужественной Маро в опере З. Палиашвили «Даиси» («Сумерки»). Опера написана по мотивам народной легенды и рассказывает о трагической любви смелой девушки Маро к юноше — воину Малхазу, которого убивает обрученный с Маро, но не любимый ею Киазо.
Музыкальный язык оперы, основанный на грузинских народных мотивах, прост и ясен. Артистке нужно было не только правильно воспроизвести вокальную сторону партии, требующую большой подвижности голоса, но и проникнуть в ее стилистические особенности, полностью передать пластичность грузинской песни. Эта задача оказалась посильной для Гайдай. Ее Маро поэтична и вместе с тем исполнена внутренней силы. Артистка сумела тонко и психологически убедительно показать борьбу чувств героини. Ее лирическая в начале спектакля партия сменяется подлинно драматической напряженностью в конце.

Ах, опомнитесь, спор надо бросить,
Ведь помощь вашу родина просит.
Оставьте ссору и меня забудьте,
Свои силы ей вы отдайте! —

обращается Маро к соперникам. Но ничто уже не может остановить меч Киазо, занесенный для удара.
В плаче Маро в финале оперы Гайдай достигает высот подлинной трагедии.
Эту партию Гайдай исполнила в апреле 1938 года в Тбилисском оперном театре и была очень тепло принята зрителями.
Газета «Заря Востока» на своих страницах писала: «...Огромное впечатление оставила в партии Маро талантливая артистка
Зоя Гайдай: сдержанная, продуманная игра, простота, искренность и глубина переживаний помогли ей создать правдивый образ героини оперы, полный подлинного очарования. Сильный, красивый голос артистки легко справился со всеми вокальными трудностями партии; отлично схвачен и передан колорит грузинской оперы.
Особенно хорошо, с большим теплом исполнила артистка лирическую арию второго акта. Выступлением в «Даиси» Зоя Гайдай вновь подтвердила свою высокую артистическую культуру и замечательное вокальное мастерство».
В репертуаре Гайдай есть роли комедийного и лирико-комедийного плана. Это Ивонна («Джонни играет»), Ксения («Разлом»), Розина («Севильский цирюльник»), Сюзанна («Свадьба Фигаро»), Маженка («Проданная невеста»), Лушка («Поднятая целина»).
Все эти образы, созданные З. Гайдай, объединены одной общей чертой — оптимизмом и жизнерадостностью. Здесь неожиданно проявляются качества, не всегда присущие оперным актрисам: бурный сценический темперамент, изобретательность и остроумие.
В 1937 году в Киевском оперном театре режиссер В. Манзий осуществил постановку оперы Б. Сметаны «Проданная невеста». Этим спектаклем театр знакомил советского слушателя с чешской национальной музыкой, широко использованной композитором. На сцене Киевского театра спектакль «Проданная невеста» был веселым и радостным. Члены чехословацкой делегации, находившейся в это время в Киеве, высоко оценили его. Профессор З. Неедлы писал: «...«Проданная невеста» на сцене украинского оперного театра идет не только хорошо, а буквально превосходно. Оркестры, хоры, балеты, хористы, сама постановка, режиссура, художественное оформление — все это прекрасно. Мы видели настоящего Сметану».
В спектакле Гайдай исполняла партию Маженки. Здесь легко было бы пойти по пути создания излишне сентиментального образа. Однако артистка избежала этого. С большой теплотой и искренностью она нарисовала образ простой, наивной, обаятельной девушки, одаренной чувством подлинно народного юмора.

Много труда вложила артистка и в партию Лушки из оперы И. Дзержинского «Поднятая целина». По либретто, образ Лушки довольно противоречив. В первых актах это «непутевая» женщина, а в конце оперы — честная труженица. В небольшой роли исполнительница создала живой, колоритный образ, одинаково интересный и в сценическом и в вокальном отношении, нашла лирические, проникнутые большой теплотой и искренностью интонации.
Лушка — Гайдай — мятущаяся, ищущая душа. Ее легкомыслие в начале оперы вызвано тем, что она не видит еще настоящей правды, цели жизни. Но когда крестьяне родного села под руководством Давыдова начинают строить новую колхозную жизнь, иной становится и Аушка. Эту эволюцию своей героини и показала Гайдай. Заслуга исполнительницы состоит в том, что, несмотря на недостатки либретто, перерождение Лушки она показала как закономерный результат влияния общественного труда на человека.
Совершенно другими сценическими и вокальными средствами пользовалась Зоя Михайловна в таких партиях, как Эльза в «Лоэнгрине» и Дездемона в «Отелло». Эти две роли исполнялись в одной общей манере, и все-таки они были разные: Эльза — идеализированное, бесплотное существо, Дездемона — женщина с большими и сильными человеческими чувствами.
Партия Эльзы в исполнении артистки безукоризненна в музыкальном и в сценическом отношении. В каждом движении, в каждой интонации зритель видел Эльзу-полуребенка. Особенно удалась певице ариетта «О ветер легкокрылый», звучавшая легко, прозрачно и поэтично.
Незабываема Гайдай в роли Дездемоны в опере Дж. Верди «Отелло». Вокальная партия Дездемоны очень трудна. Но, пожалуй, не менее трудна и актерская ее сторона. Роль Дездемоны в опере обеднена по сравнению с шекспировской трагедией. В частности, в опере Верди отсутствует сцена у дожа, то есть именно та сцена, где наиболее полно раскрывается образ смелой девушки, презревшей условности своего круга во имя любви. Чтобы преодолеть недостатки либретто, Зое Михайловне пришлось затратить немало труда в подготовке спектакля.


Дездемона («Отелло» Дж. Верди).

Двое влюбленных — Отелло и Дездемона — с восторгом смотрят на звездное небо. Как гимн любви звучит их первый дуэт. С первого появления Дездемоны мы чувствуем, что эта женщина неспособна обмануть чье-либо доверие. Однако прошло немного времени — и ревность завладела сердцем Отелло: роковой платок уже в его руках. Назревает буря. Но Дездемона Гайдай спокойна и весела. Первые упреки не вызывают у нее ничего, кроме удивления: эта женщина защищена от всего плохого своей чистотой. И потому так волнуют зрителя слезы Дездемоны — Гайдай в третьем действии. Трогательно и проникновенно звучит голос певицы. Дездемона пытается смягчить бурный порыв Отелло. А далее с потрясающей силой звучит: «Ах, как несправедливы все обвинения ваши!»
В смятении Дездемона — Гайдай покидает сцену. Счастье ушло. Страшное предчувствие мучит ее. Она подавлена. И лишь воспоминание об Отелло снова придает тепло ее голосу, снова появляется нежность в ее взгляде. Словно в забытьи поет Дездемона песню об ивушке. Песня все больше увлекает ее. В трагической судьбе девушки Барбары Дездемона — Гайдай словно угадывает свою собственную судьбу. Песня окончена. Дездемона как будто успокоилась. И вдруг в напряженной тишине раздается «Прощай!», обращенное к Эмилии. Этот крик души слушатель воспринимает как прощание с жизнью.
Подлинного драматизма полны последние минуты борьбы за жизнь. Но не смерть пугает ее, а то, что Отелло так и не узнает правды... Любовь этой женщины безгранична. Почти шепотом поет Дездемона — Гайдай последние фразы: «...Я отравилась. Прощай, любимый Отелло!» И еще раз осознаем мы величие образа, созданного Зоей Гайдай.
В опере Дж. Верди «Травиата» так же, как и в «Чио-Чио-Сан» Дж. Пуччини, Зоя Михайловна стремится раскрыть образ страдающей женщины. Артистку привлекает большая гамма чувств, возможность максимально дополнить пение соответствующими сценическими средствами. Колоратурным пассажам артистка придает эмоциональный оттенок.
С глубоким пониманием народного духа и быта создает она образы украинских женщин, разные и по характеру, и по темпераменту, и по вокальным партиям. Это Марина из «Думы черноморской» Б. Яновского, Наталка из «Наталки Полтавки» Н. Лысенко, Оксана из «Ночи под рождество» Н. Римского-Корсакова, Анна из «Наймички» М. Вериковского и другие.
В бессмертной опере Н. Лысенко «Наталка Полтавка» З. Гайдай исполняет роль обаятельной украинской девушки. Музыка оперы, восходящая своими истоками к украинской песне, глубоко народна. Партия Наталки кажется написанной специально для гибкого сочного голоса Гайдай. А разговорные Диалоги дают возможность оперной артистке продемонстрировать и свои недюжинные актерские способности. Наталка в исполнении Зои Гайдай — это полнокровный вокально-сценический образ, сдержанный по форме и глубокий по содержанию.



Наталка («Наталка Полтавка» Н. Лысенко).

Вот Наталка поет всем известную песню «Віють вітри». Свободно льется голос Гайдай, передавая тончайшие нюансы музыки. Тут и скорбь, и томление, и порыв к любимому. Именно в этом единстве вокальной и сценической трактовок образа подлинное мастерство оперной певицы.
...Новая беда вошла в жизнь Наталки: ей грозит брак с нелюбимым. В отчаянии просит она Возного отступиться. Но это не униженная мольба. Гордо звучат слова девушки: «Небагата я і проста, та чесного роду!» В этот момент голос Гайдай звучит твердо и уверенно.
А вот Наталка — Гайдай обращается к матери. Страстная мольба слышится в песне «Ой мати, мати». И с какой безнадежностью звучат слова: «Тобі покоряюсь, на все соглашаюсь».
Сердечной тоской проникнута в исполнении артистки песня «Чого вода каламутна». Каждый куплет этой песни кажется новой музыкой, настолько разнообразны краски в голосе актрисы. А слова, обращенные к Петру, звучат почти оптимистично. Грусть сменяется страстным призывом, голос крепнет, словно новые силы вливаются в нехитрую мелодию песни— это вера в будущее счастье.
И вот счастье пришло. В зал несется исполненная радости песня: «Ой, я дівчина Полтавка». Голос Гайдай звучит игриво и звонко. Вот она какая в действительности Наталка Полтавка— задорная, веселая, темпераментная!
А в «Ночи под рождество» зритель видит озорную Оксану, которой вздумалось послать кузнеца Вакулу за царскими черевичками. Оксана—Гайдай — привередливая, но жизнерадостная и любящая девушка с богатой фантазией. Едва уловимая лукавинка сквозит и в поведении и в голосе артистки.



Оксана («Ночь под рождество» Н. Римского-Корсакова).

Сложный, по-настоящему трагический образ создала З. Гайдай в опере М. Вериковского «Наймичка» («Батрачка»).
Либретто «Наймички», написанное по одноименному произведению Т. Г. Шевченко, рассказывает о несчастной, оставленной любимым девушке, которая подбрасывает своего ребенка бездетным людям, затем всю жизнь служит у них и лишь перед смертью решается сказать сыну, кто она. Ганна так и умирает, не успев услышать дорогое слово «мама».
Весь музыкальный материал оперы композитор сконцентрировал вокруг батрачки Ганны. Именно для ее характеристики нашел он необходимое тепло, силу и драматизм.
По-разному трактовался этот образ. Скажем, в исполнении народной артистки СССР М. Литвиненко-Вольгемут Ганна — женщина с большой силой воли. Она не мирится с обстоятельствами, а по-своему протестует. Угрозой звучит ее вопрос: «Так ты будешь молчать?», обращенный к Одарке, узнавшей тайну. Совсем иная Ганна — Гайдай. Жить и бороться ее заставляет только безграничная любовь к сыну. Тот же вопрос «Так ты будешь молчать?» в ее устах звучит не угрозой, а мольбой о молчании. Несчастная, обездоленная, любящая мать, она очень напоминает зрителям своих сестер-страдалиц, созданных гением Тараса Шевченко.
Гайдай с ее лирическим голосом довольно трудно было передать драматизм образа, так как партия написана для сильного лирико-драматического сопрано. Однако артистка прекрасно справилась с этой задачей.
О поруганном чувстве и обманутом доверии рассказала Гайдай в роли Гальки из одноименной оперы С. Монюшко. В Киевском оперном театре эта опера была поставлена как трагедия, имеющая широкое социальное звучание.
Замечательно поет артистка арию «Если б с солнцем рано...» Девушка охвачена безотчетной тоской, недобрым предчувствием, но все же уверяет себя в том, что к ней вернется ее Янко. Полный светлого звучания, свободно льется в конце арии голос Гальки — Гайдай.



Галька (одноименная опера С. Монгошко)

Прекрасно проводит актриса весь четвертый акт. Самоубийство героини она истолковывает как протест против несправедливости и лжи. По характеру вокальной линии и оркестровке эта партия написана для драматического сопрано. Однако в исполнении Гайдай она хорошо звучит с начала до конца и справедливо считается одной из больших удач актрисы, так как здесь ее вокальное, музыкальное и сценическое мастерство составляют единое гармоничное целое.
Большой творческой удачей З. Гайдай явилась также партия Любки Шевцовой в опере Ю. Мейтуса «Молодая гвардия», спектакле, рассказывающем о бессмертном подвиге советской молодежи в годы Великой Отечественной войны. Партия эта сложна, требует большого художественного мастерства и тонкого вкуса. Актриса создала образ веселой, жизнерадостной, полной решительной отваги девушки-комсомолки. Особенно запоминалась зрителям сцена в тюрьме. В мрачном застенке молодогвардейцы поют свою любимую песню:


...Мы не покорились, нам не жить в полоне,
молодогвардейские Красные знамена,
взвейтеся, взметнитесь вы над Краснодоном,
пулями пробитые Красные знамена!



Люба Шевцова («Молодая гвардия» Ю. Мейтуса).



Любка поет ее вместе с товарищами по борьбе. С этой же песней на устах идет она на вошедшего в камеру Брюкнера. Сильно и гневно звучит голос актрисы.
Газета «Советское искусство», высоко оценивая спектакль, писала: «Умный и блестящий талант З. Гайдай ярко развернулся в роли Любки Шевцовой. Быть может, ей полнее и глубже, чем остальным исполнителям, удалось донести до зрителя черты образа, созданного А. Фадеевым. Правда, и музыкально партия Любки написана едва ли не щедрее, чем все остальные. Все грани образа нашли в исполнении З. Гайдай равно значительное воплощение. Но две сцены оставляют незабываемое впечатление: это — Любка, всем существом отдающаяся веселью (вечер у Кошевых), и Любка гневная, протестующая, заставляющая отступить немцев (шестая картина)».
Творчески развивая в оперном искусстве сценические традиции Заньковецкой, Садовского, Саксаганского, объединяя вокальное и драматическое искусство, Гайдай неизменно шла по пути социалистического реализма. В течение своей сценической жизни артистка исполнила до 50-ти различных партий большинство которых — замечательный вклад в сокровищницу оперного репертуара.
Зоя Михайловна Гайдай знакома слушателям и как прекрасная исполнительница камерных произведений. Певица покоряет слушателей теплотой голоса, широким диапазоном звучаний и тембров, исключительным ансамблем с аккомпаниатором.
Ее концерты отличаются интересным подбором и продуманностью программы. В своей камерной исполнительской деятельности Зоя Гайдай всегда остается вдумчивым, неутомимым и пламенным пропагандистом лучших образцов вокального творчества.
Артистка поет на украинском, русском, итальянском, французском и немецком языках. Каждый концерт Гайдай — поучительный экскурс в историю музыки, яркий художественный спектакль. Исключительная художественная индивидуальность певицы подчиняет аудиторию ее таланту.
В камерном репертуаре Зои Михайловны есть песни, романсы, арии. Певица стремится раскрыть внутреннее содержание произведения, познакомить слушателей со всеми его тончайшими оттенками. Рассказ Веры Шелоги из оперы «Псковитянка», сцена из последнего акта «Отелло» в концертном исполнении артистки — образцы больших вокальных полотен. Детские песни Мусоргского, Кабалевского, Половинкина, Кочетова, Вейсберг представляют собой мастерски отшлифованные вокальные миниатюры.
В программах артистки, наряду с классическими произведениями, есть и популярные итальянские и испанские песни, песни из кинофильмов. Но это не уступка художественным принципам ради успеха. Певица и здесь находит свежую трактовку, снимая с этих произведений налет дурного вкуса.
Почетное место в ее репертуаре занимают украинские народные песни. Зоя Гайдай верна лучшим традициям украинского музыкального театра. В своих выступлениях, посвященных украинскому народно-песенному творчеству, она демонстрирует правильное понимание природы украинской песни, всех ее особенностей, подлинно народного стиля. Певица никогда не позволяет себе искажать песню не свойственными ей, хоть и эффектными вокальными оборотами и в то же время не обращается к примитивному этнографизму. Для каждого произведения она находит свои краски, свои музыкальные оттенки, умело передает национальные и жанровые особенности народных мотивов.
Песни, воспевающие новых, советских людей, новые отношения, новый быт, исполняются ею необычайно тепло и задушевно.
Зоя Гайдай одна из первых начала посвящать свои концерты советской музыке, много и серьезно работает над их популяризацией. Она поддерживает творческий контакт со многими советскими композиторами, помогает им советами и включает в свои программы не только напечатанные произведения, но и большое количество только что созданных и еще не известных широкой публике романсов, песен, арий.
«Без преувеличения можно сказать,— писал в газете «Радянське мистецтво» композитор К. Данькевич, — что одно из первых мест в пропаганде советской камерной музыки принадлежит Зое Гайдай». А в газете «Советское искусство» композитор М. Коваль отмечал: «Зоя Гайдай снова показала себя требовательным художником, который всегда ставит перед собой новаторские задачи, энтузиастом, пропагандистом советской вокальной музыки, мастером сложнейших и тончайших образов».
Трудно перечислить все театры и клубы, в которых выступала артистка. Вместе с оперным театром она побывала в Москве, Ленинграде, Львове, Сочи, Сталине, давала концерты во многих других городах Советского Союза. Ее репертуар, богатый и разнообразный, знакомит слушателей с лучшими образцами вокального искусства, неизменно служит претворению в жизнь лозунга революции «Искусство — в массы!»
Во всей творческой деятельности, во всех концертных поездках ее всегда сопровождает опытная пианистка, талантливая воспитанница Харьковской консерватории Г.А. Николаенко, настоящий помощник артистки в осуществлении ее творческих замыслов. Выразительная фразировка, плавность фортепьянного голосоведения, чуткое проникновение в настроение романса или песни, исполнительский темперамент — все это помогает обеим артисткам в каждом вокальном произведении достигать полнейшего ансамбля.
В 1936 году Гайдай было присвоено звание заслуженной артистки Украинской ССР. Через год она становится лауреатом Первого республиканского конкурса на лучшее исполнение произведений советских композиторов. В 1940 году Зоя Михайловна была удостоена звания народной артистки УССР, а в 1941 — за выдающиеся заслуги в области музыкально-театрального искусства ей была присуждена Сталинская премия.
В годы Отечественной войны Гайдай принимала активное участие в создании фронтовых бригад артистов. В феврале 1942 года она организовала творческую группу, в которую, кроме нее, вошли певцы К. Лаптев и Н. Платонов, балетная пара А. Васильева и А. Соболь, скрипачка Б. Притыкина и пианист Б. Чистяков. В мороз и жару, под открытым небом, на самодельных подмостках выступали они перед воинами Южного и Юго-Западного фронтов.


Гелена («Богдан Хмельницкий» К. Данькевича).

Певица приняла участие более чем в 500-х шефских концертах.
В 1943 году Гайдай организовала поездку на Дальний Восток в войсковые части и на корабли Тихоокеанского флота. В 1944 году Зое Михайловне было присвоено высокое звание народной артистки СССР.
После войны Гайдай не раз пришлось побывать за границей, где она явилась достойной представительницей советской школы пения. Артистка пела в Иране, Ираке, в городах Канады, давала концерты в Чикаго, Нью-Йорке, Вашингтоне, привлекая многочисленную аудиторию. А далее — пребывание в гостях у китайского народа; затем поездка в Пакистан, где советские артисты выступали впервые.
З. М. Гайдай много времени уделяет воспитанию молодых певческих кадров. В преподавательской работе она применяет принципы выдающегося профессора вокала Е. А. Муравьевой. Гайдай внимательно относится к каждому ученику, умеет раскрыть и развить его индивидуальные природные данные. Основное внимание она обращает на умение вникать в суть исполняемого произведения, учит видеть и чувствовать партнера, слушать его, работать над ролью в целом, добиваясь гармонического совмещения в оперном театре вокального и драматического мастерства.
На всем пути своей плодотворной деятельности Зоя Гайдай — неутомимый пропагандист содержательного, высокохудожественного реалистического искусства.

 

 

Сколько стоит кетгут недорого?