Цыганская библия

Что цыганскою библией стало —
Колдовскою, изустной, бездомной?..
Только бабам напев ее темный
Шепчет ночь на Ивана Купала.
 
В этой книге — дыханье народа,
Шелест леса, гаданье по звездам,
Тень могил, пятьдесят две карты,
Белый призрак, что век не опознан.
 
Кто открыл ее? Мы, книгознаи,
Роясь в памяти — в древнем хламе,
Лишь догадкой, владеющей нами,
В сердцевину страстей проникая.
 
А легенда путями кривыми
В темном знанье, как речка петляет,
Не по жизни иль смерти — меж ними,
Но и жизнью и смертью пленяет.
 
Лишь догадкою, как сновиденье,
Перелистываются страницы,
И над книгой, в полуночном бденье,
Льют слезу восковую громницы.
 
А стихи только чудятся где-то
В огневом и мгновенном звучанье —
Это нечто о муках поэта,
Что несет избавленье...
Но звук исчезает в тумане.

Бібліотека ім. Анни Ахматової >> Твори >> Ахматова переклала >> Поезії Юліана Тувіма (з польської мови)