А ты теперь тяжелый и унылый,
Отрекшийся от славы и мечты,
Но для меня непоправимо милый,
И чем темней, тем трогательней ты.

Ты пьешь вино, твои нечисты ночи,
Что наяву, не знаешь, что во сне,
Но зелены мучительные очи,—
Покоя, видно, не нашел в вине.

И сердце только скорой смерти просит,
Кляня медлительность судьбы.
Всё чаще ветер западный приносит
Твои упреки и твои мольбы.

Но разве я к тебе вернуться смею?
Под бледным небом родины моей
Я только петь и вспоминать умею,
А ты меня и вспоминать не смей.

Так дни идут, печали умножая.
Как за тебя мне господа молить?
Ты угадал: моя любовь такая,
Что даже ты не мог ее убить.

22 июля 1917
Слепнево










 



 

 

 

 

 

Ociezaly teraz i ponury,
Gdys sie slawy wyrzekl, marzen wszystkich,
Coraz wiecej mej tkliwosci budzisz,
Im mroczniejszy, tym bardziej mi bliski.

Pijesz, pijesz, plugawe twe noce,
Sam juz nie wiesz, co sen, a co jawa,
Lecz zielone udreczone oczy—
W szklances widac spokoju nie znalazl.

O smierc szybka tylko serce prosi
I na losu powolnosc wyrzeka.
Coraz czesciej zachodni przynosi
Wiatr twe klatwy i prosby z daleka.

Czy odwagi starczy znow zaczynac?
Pod ojczyzny bladym niebem teraz
Tylko spiewac umiem i wspominac,
Ty zas nawet wspomniec mnie sie nie waz.

Tak dni plyna, smutku pelne zagle.
Jak za ciebie, panie, sie pomodle?
Moja milosc taka — sam to zgadles —
Ze ty nawet zabic jej nie mogles.

22 lipca 1917
Slepniewo


BOHDAN ZADURA

Бібліотека ім. Анни Ахматової >> Твори >> Переклади >> Збірки віршів (польська мова)

Самые уникальные лифты http://www.lzspb.com.