ПЕРВЫЙ ДАЛЬНОБОЙНЫЙ В ЛЕНИНГРАДЕ

И в пестрой суете людской
Все изменилось вдруг.
Но это был не городской,
Да и не сельский звук.
На грома дальнего раскат
Он, правда, был похож, как брат,
Но в громе влажность есть
Высоких свежих облаков
И вожделение лугов —
Веселых ливней весть.
А этот был, как пекло, сух,
И не хотел смятенный слух
Поверить — по тому,
Как расширялся он и рос,
Как равнодушно гибель нес
Ребенку моему.

......................Сентябрь 1941

PIRMĀ TĀLĀ
APŠAUDE
ĻENINGRADĀ

Tik burzma pēkšņi — spalgs un ass —
Kā lauskis iecērt sals.
Tā nebija ne pilsētas,
Ne arī lauku balss.
Varbūt tas pērkonspērienam
Bij līdzīgs, nezinu vēl — kam.
Bet perkongranda veldzi jūt
No svaigiem, augstiem mākoņiem,
Un pļavas ilgojas pēc iiem,
Un lietum vajag būt.
Bet tas — kā krāsns rīkle sauss.
To nepieņēma mana auss,
Tas nebij līdzīgs nekam pērnam.
Cik vienaldzīgi nāvi nes,
No tālas svešas pasaules
Nes nāvi manam bērnam.

..............1941. gada septembrī

Бібліотека ім. Анни Ахматової >> Твори >> Переклади >> Збірка віршів "Біла стая" (латишська мова)