Ива

 

А я росла в узорной тишине,
В прохладной детской молодого века.
И не был мил мне голос человека,
А голос ветра был понятен мне.
Я лопухи любила и крапиву,
Но больше всех серебряную иву.
И, благодарная, она жила
Со мной всю жизнь, плакучими ветвями
Бессонницу овеивала снами.
И — странно! — я ее пережила.
Там пень торчит, чужими голосами
Другие ивы что-то говорят
Под нашими, под теми небесами.
И я молчу . . . Как будто умер брат.
 
               — 1940

 

Willow


I was raised in checkered silence
in the cool nursery of the young century.
Human voices did not touch me,
it was the wind whose words I heard.
I favored burdocks and nettles,
but dearest to me was the silver willow,
my long companion through the years,
whose weeping branches
fanned my insomnia with dreams.
Oddly, I have survived it:
out there a stump remains. Now other willows
with alien voices intone
under our skies.
And I am silent... as though a brother had died.
 
              — 1940
               

Бібліотека ім. Анни Ахматової >> Твори >> Переклади >> Вибрані твори (англ. мова)