***

  Все отнято: и сила, и любовь.
В немилый город брошенное тело
Не радо солнцу. Чувствую, что кровь
Во мне уже совсем похолодела.
 
Веселой Музы нрав не узнаю:
Она глядит и слова не проронит,
А голову в веночке темном клонит,
Изнеможенная, на грудь мою.
 
И только совесть с каждым днем страшней
Беснуется: великой хочет дани.
Закрыв лицо, я отвечала ей ...
Но больше нет ни слез, ни оправданий.
 
               — Севастополь , 24 октября 1916
               

***


All has been taken away: strength and love.
My body, cast into an unloved city,
is not glad of the sun. I feel my blood
has gone quite cold in me.
 
I'm baffled by the Muse's state of mind:
she looks at me and doesn't say a word,
and lays her head, in its dark wreath,
exhausted, on my breast.
 
And only conscience, more terribly each day
rages, demanding vast tribute.
For answer I hide my face in my hands . . .
but I have run out of tears and excuses.
 
               — Sevastopol, 24 October 1916
               

Бібліотека ім. Анни Ахматової >> Твори >> Переклади >> Вибрані твори (англ. мова)